Главы 13,14,15

Глава 13. О ГЕРОИЧЕСКОМ ПОРТНОМ ЛИСТОВЁРТКЕ

Да! Царство бабочек было сказочно богато!

Бекобабская сокровищница в Васильковом дворце ломилась от золота и драгоценностей. Золотых монет было так много, что их давно перестали укладывать в сундуки — просто сгребали лопатами в огромные груды.

Принц Оса никогда прежде не видывал такого роскошества и от одного взгляда на бабочкинские богатства чуть с ума не сошёл!

Не успел царь Махаон распахнуть двери сокровищницы перед принцем, как тот растопырил в стороны лапки и кинулся рассовывать под крылья и в карманы золотые монеты, кучами валявшиеся повсюду.

Как следует набившись золотом, принц перешёл к сундукам с нарядами. На дне одного из них он откопал себе золотые латы и большой кусок золотого полотна.

— Мне нужны золотые крылышки, царь Махаон! — принц Оса приложил к полосатой груди золотую ткань и залюбовался своим отражением в золотом корыте:

— О!О!О! Я давно о таких мечтал! У тебя, я слышал, есть портной Листовёртка, который недурно шьёт!

— Листовёртка, действительно, лучший портной в нашем царстве и сопредельных государствах! — согласился Махаон. —  В последний раз я видел его в темнице, лежавшим без чувств.

— Скорее туда! Я прикажу ему сшить мне золотые крылья! — Нахлобучив на себя золотые латы и сунув под мышку золотой рулон, принц Оса метнулся в подземелье. Махаон поплёлся следом.

Листовёртка к этому времени уже успел смастерить придворным бабочкам новые васильковые наряды. Когда принц Оса отпер дверь в темницу, то не поверил своим глазам: казалось, вся темница расцвела лазурными васильками.

— Что это значит? — нахмурился принц Оса и выпустил острое жало.

— Я сшил придворным бабочкам новые платья из васильков, — бесстрашно объяснил Листовёртка.

— У меня теперь будет васильковая свита! — обрадовался царь Махаон. Наряженные бабочки сбились в испуганную стайку и в ужасе трепетали новыми крылышками, ожидая решения принца.

— У НАС будет васильковая свита! — милостиво поправил царя принц Оса и спросил Листовёртку: — Ты можешь за один день сшить мне крылья из этого золотого полотна?

— Сначала отпусти придворных бабочек! — храбро ответил Листовёртка.

— Летите! — легко согласился принц Оса, которому не терпелось поскорей примерить золотые крылышки. Он поддел жалом замки на цепях и на тюремном оконце. Железные прутья решетки поднялись, и васильковая стайка бабочек выпорхнула на волю.Листовёртка улыбнулся им вслед и повернулся к принцу Осе:

— А теперь слушай: из этого золотого полотна я шью бабочкам их свадебные крылышки. Только что я собирался шить из него свадебный наряд царевне Махе — к её свадьбе с Шелкопрядом.

— Эта свадьба не состоится! — принц Оса побелел от ярости, поняв, что его обвели вокруг крылышка.

— Ну, так, что ж — состоится другая! Только не с тобой! — смело заверил принца Листовёртка.

— Ты немедленно сошьёшь мне новые крылья! — взбесился принц.

— Нет! Я не буду ничего тебе шить! Не для тебя соткано наше золотое полотно! И не тебе носить наряды из него! — твердо закончил Листовёртка.

— Ты посмел меня обмануть! Эй, шпионосы!

Шпионосы не откликались. Они смотрели десятый сон на цветке одуванчика.

— Шпионосы!! — рявкнул взбешённый принц. — Если вы тотчас ж-ж-же не появитесь передо мной, пеняйте на себя! Время пошло! — Принц достал из-под крыла золотые песочные часы, только что отрытые в сокровищнице, и шмякнул ими о каменный пол:

— Время пошло!!

Безразмерное ухо, услыхав вопли принца, принялось лупить спящего хозяина по носу. Старший шпионос проснулся, в панике сиганул до облаков и оттуда истошно прозудел своему помощнику:

— Время пошло!!!

Не успели три золотые песчинки одна за другой упасть на дно часов, а верные слуги уже вытянулись по стойке «смирно!» перед своим господином.

— Где вас носит?! — прорычал его Осочество и вытолкнул Листовёртку в коридор: — Немедленно отведите этого! в самую тёмную темницу Василькового дворца и уморите там голодом!

— Я укажу дорогу! — засуетился перед шпионосами царь Махаон.

— Эх, твоё величество! И зачем только я тебе такие красивые крылышки сшил! — едва успел вымолвить портной Листовёртка — шпионосы накрепко связали его своими ушами и потащили в самую тёмную темницу.

Глава 14. ОХОТА НА ЧЁРНОГО МОТЫЛЬКА

Принц Оса щеголял по берегу моря в новых золотых доспехах. Перед ним туда-обратно вышагивали стРоем его доблестные служаки.

— Не за горами тот день, —  принц повнимательнее пригляделся к Полосатым, — когда Малиновый куст станет моим! Царство Бекобаб я захватил за десять минут! На бокашек, с учётом Лихой эскадрильи дедушки Лупирада, мне понадобится полчаса! — принц немного подумал и признался себе: — Ну, пож-ж-жалуй, чуть больше.

Отборные Полосатые солдаты, как заведённые, усердно маршировали перед повелителем —  быстро прикинув ещё что-то в уме, принц довольно закивал:

— За полчаса — точно завоюем!

Можно было бы помечтать и дальше, но в этот самый момент принц Оса обратил внимание на чёрного ночного мотылька, порхавшего в морской дали.

— Ночной мотылёк — днём? Над морем? — удивился принц, — Эй, шпионосы!

Шпионосы опрометью выскочили из дворцовой кухни:

— Портной Листовёртка доставлен в тёмную темницу! — отрапортовали шпионосы, украдкой смахивая с жал сладкую васильковую пыльцу.

— Ну, при чем тут Листовёртка? — поморщился принц Оса. — Меня интересует вон тот странный ночной мотылёк. Что он делает над морем в такой час?

— Гуляет, Ваше Осочество! — предположили шпионосы.

— Ночные мотыльки гуляют ночью, а днем спят! — раздражённо ответил принц Оса.

— Может, он летит поприветствовать тебя и подарить тебе подарки от всех Бекобабских мотыльков?! — вновь предположили шпионосы.

— Какие подарки?! Смотрите внимательно, идиоты! Он летит не в нашу сторону, а в сторону королевства Боко! Ну-ка, перечислите мне ж-ж-живо всех Бекобабских мотыльков!

— Розовый, красный, зелёный, серебристый, оранжевый, лимонный — все в тюрьме, Ваше Осочество! Голубой оставлен на свободе — говорят, он — хороший лекарь. Пригодится нам, когда мы нападём на королевство Бо…

— Молчать! Военную тайну не выдавать! — гаркнул принц на ушастых. — Итак! Чёрного среди них нет! Немедленно догнать и арестовать!

Длинные уши шпионосов завертелись пропеллерами, и через мгновение шпионосы преградили путь чёрному мотыльку.

— Принц Оса приказывает тебе немедленно вернуться! — прокричал старший шпионос. А младший, недолго думая, пришлёпнул мотылька своим ухом. Мотылёк сложил крылышки и ушёл под воду.

— Что ты наделал?! Его Осочество убьёт нас! — в отчаянии закричал старший шпионос, закрутил Безразмерное ухо сачком и выловил мотылька. Мотылёк отчаянно забил крылышками.

— Живой! — обрадовался старший шпионос и понёсся к берегу. Его помощник на лету поддерживал тяжёлое ухо, в котором барахтался беспомощный намокший мотылек.

Так они доволокли мотылька до берега и вытряхнули на песок — прямо к ногам принца Осы. С мотылька стекали чёрные струйки, постепенно открывая красивое личико и обрезки радужных крылышек. Принц Оса с изумлением вгляделся в беглеца:

— Вот так сюрприз-з-з! Ай, да Маха!

— Принцез-з-за! — ахнули шпионосы.

Принц дотронулся до крылышек царевны с брезгливой гримаской:

— Это жжж надо так измаз-з-заться! И для чего?! — царевна молчала. — Эх, Маха! Понапрасну себя изуродовала!

— Что я слышшшу?! — царь Махаон скатился с крыльца, перебирая лапками и лопаясь от волнения, — Маха стала уродиной?!

— Не переживай! — утешил его принц Оса. — Я её всё равно з-з-замуж возьму — даже такую страшную!

— Вот оно — настоящее благородство! — от восхищения принцем царь Махаон по ходу дела всплакнул. Шпионосы прослезились от умиления.

— А пока… — принц зловеще ухмыльнулся, — … помнится мне, Ваше величество, в НАШЕЙ сокровищнице я видел отличную з-з-золотую цепь! Принеси-ка её сюда! Думаю, твоей дочке она придется в самую пору!

— Ага! Ага! Всё понял! Несу! Несу! — и Махаон потрусил во дворец за золотой цепью.

Глава 15. ТАЙНА ВОЛШЕБНОЙ СОЛОМИНКИ

Между тем, в королевстве Боко вдоволь насмотрелись на подводные диковинки Жука-карусельщика и отправились на экскурсию к Волшебной Соломинке.

Соломинка звалась Волшебной, потому что когда-то, с её участием, произошло какое-то чудо. Никто, правда, уже не помнил — какое именно. Зато все верили, что когда-нибудь Соломинка обязательно выполнит чьё-нибудь желание.

Поэтому, оказавшись в королевстве Боко, гости непременно просили отвести их к Волшебной Соломинке. Хранилась заветная Соломинка в Колючем лесу, в ямке под крылышком стрекозы.

Ямку плотно обступили со всех сторон, и Бабушка Луманау сдвинула в сторону стрекозиное крылышко. Все посмотрели на Соломинку. Это была обыкновенная соломинка блёклого желтого цвета — таких на  ячменном поле валяются тысячи.

Стали ждать. Ждали долго. Желания не исполнялись.

Бабушка уже собралась было прикрыть Соломинку крылышком стрекозы, как вдруг принц Кокобыльчик вскричал:

— Погодите-постойте! Что это там написано на Соломинке?!

Принц был ещё очень молод, и ему хотелось знать всё обо всём. Он по складам прочитал начертанное на Соломинке слово: «О-ГО-ГО!»

— Бабушка! Кто вырезал на Соломинке это «ОГО-ГО!», и почему? — обратился Кокобыльчик к бабушке Луманау.

— Имя резчика по соломке, к сожалению, неизвестно. Зато, — улыбнулась бабушка Луманау, — все в БОКО знают, по какому поводу сделана эта надпись: когда-то, давным-давно, на этой самой Соломинке наш король Лупсинад Смелый переплыл всё Море от берега Боко до берега Бекобаб. Ступив на песок царства Бекобаб, отважный король издал боевой клич: «ОГО-ГО!». В назидание потомкам на Соломинке и запечатлено это восклицание! — Бабушка! А кем тебе приходится король Лупсинад? — не отставал от королевы любознательный принц Кокобыльчик.

— Это мой прапрадедушка в восьмом коленце, — без запинки выпалила бабушка-хорошо подготовленный экскурсовод. Но принцу Кокобыльчику нужно было знать всё очень точно:

— А в каком именно восьмом коленце он тебе приходится прадедушкой?

Все рассмеялись, а король Кокобылис, позеленев от досады, немедленно разъяснил сыну:

— Сынок! «Прапрадедушка в восьмом коленце» у бокашек — это все равно, что у нас, кузнечиков: «прапрадедушка восьмого усика», понял?

— Спасибо, папуля! Понял, — радостно ответил Кокобыльчик.

— А вот я — не понял. — угрюмо сказал король Кокобылис, — Зачем его величеству Лупсинаду понадобилось море переплывать на какой-то Соломинке?

Такой вопрос был не предусмотрен бабушкиной программой, и она не нашлась, что ответить. Дедушка Лупирад выручил бабушку, с укором посмотрев на короля Кокобылиса:

— Ты, что, забыл про удаль молодецкую? Её ж надо куда-то девать!

— Вот теперь понятно! Спасибо! — поблагодарил король Кокобылис и оживился:

— Удаль молодецкая?! А ну, давайте все — к нам, на Одуванчиковое поле! Сейчас кузнечики и кобылки покажут вам, что значит по-молодецки прыгать!

— Ура! — закричали все и, забыв про Соломинку, толпой помчались к Одуванчиковому полю.

Бабушка накрыла Соломинку стрекозиным крылышком и улыбнулась стоявшему рядом дедушке Лупираду:

— По-моему, день рожденья удался! Все веселятся! Жаль только, что бабочек нет!

— Не волнуйся! С ними скоро всё прояснится, — утешил её дедушка и взмахнул правым крылом, — Айда за десертом!

Бабушка с дедушкой поцеловались и двинули к Сиреневому домику. Там, на кухне, в большой голубой лоханке, бывшей когда-то крышкой на бутылке с минеральной водой, дожидался своей минутки малиновый коктейль.

— Не прокис ли коктейль, пока нас не было?! — дедушка схватил половник. Не успела бабушка несколькими глазами моргнуть, как десерта в лоханке поубавилось ровно на четверть.

—  Не прокис! — радостно сообщил дедушка, — Можно подавать гостям!

Бабушка с дедушкой взялись за лоханку, но не тут-то было! Оказалось, что посудину просто невозможно сдвинуть  с места.

—  Без тараканов нам не обойтись!  — дедушка Лупирад свистнул тараканьим посвистом, и на его зов тут же примчались необыкновенные Сеня и Гоша.

Поразмыслив секунду, близнецы-умельцы прикрутили к лоханке ярко-красные колёса из волчьих ягод, и она превратилась в высокоманёвренную повозку для коктейлей.

Поднатужившись, все вчетвером — дедушка с бабушкой и Сеня с Гошей — налегли на  новое транспортное средство и покатили его к Одуванчиковому полю.