Глава 5

Глава 5.  О ТОМ, КАК БАБУШКА ЛУМАНАУ ЛОВИЛА РЫБУ И ОЧУТИЛАСЬ В ЦАРСТВЕ БАБОЧЕК

Бабушка Луманау повязала паутинку на самом верху мачты-черенка. Получился отличный парус. Дунул ветер, парус выпятил животик, и корабль помчался вперед.

Бабушка-мореход, вцепившись шестью лапками в черенок,  в две тысячи глаз смотрела во все стороны – вокруг было только Море.

— Кто-то когда-то говорил мне… кажется, это был слизняк Оборотень… что в море водится рыба, и ее вылавливают сетью, —  бабушка сняла парус-паутинку с мачты и закинула сеть-паутинку в Море.

Божья коровка, конечно, не знала, что такое рыба, но слышала, что пойманную в море рыбу жарят на сковородке и едят. «Сегодня у нас на ужин будет жареная рыба!» — радовалась старушка.

И вот! — сеть дёрнулась и заходила ходуном: в ней запутался проплывавший мимо малёк. Бабушка шустро вытянула улов на палубу, освободила малька из паутинки и отпустила обратно в Море.

— Эй, погоди! – закричала она вслед мальку, улепётывавшему от корабля. — Ты, случайно, тут рыбу не видел?

— Видел, — честно признался малёк, — Рыба – это я.

Бабушка Луманау улыбнулась:

— Не выдумывай. Ты точно – не рыба.

— Почему? — удивился малёк.

— Тебя есть нельзя — ты живой. Давай-давай, плыви отсюда, а то нашими разговорами мы всю рыбу распугаем.

Малёк уплыл, а у бабушки всё не клевало.

— Рыба-то в нашем Море, оказывается, не водится! — проворчала старушка и полезла обратно на мачту привязывать паутинку-парус. — Всё, пора домой!

Но тут над бабушкиной головой кто-то зловеще зажужжал, а кто-то отчаянно запищал, и на палубу корабля с неба свалилась серая тучка. Из тучки в разные стороны торчали поломанные лапки и разорванные крылышки. Это были сильно покусанные кем-то мальчишки-комаришки с Синюшного болота.

Раздумывать было некогда. Бабушка оторвала от паутинки полоску и мигом перебинтовала все израненные лапки и крылышки сборной команды Реал Москит. Комаришки тут же повеселели и расхрабрились. А бабушка спросила их:

— Кто это был? Кто посмел вас так обидеть?!

Номер Двадцать Восьмой прозудел:

— Оса!

А номер Пятнадцатый добавил:

— Злющая-презлющая!

Номера Второй, Третий и Четвёртый в один писк пропищали: — Она хотела нас съесть!

— Не может быть! — не поверила поначалу бабушка, но потом посмотрела на забинтованные лапки и крылышки и поверила.

— У неё было ужасное длинное жало, и мы отбивались от него, как могли!

Комаришки принялись беззаботно кувыркаться по палубе и играть в синьбол — они уже выздоравливали. Бабушка тем временем размышляла: “Неужели это была оса из Отборного роя принца Осы? Выходит, они едят не только домики мушек! Но и детьми не брезгуют!”

На палубу приземлилась сияющая от счастья мама-комариха. Игроки сборной Реал Москит сбежали от неё во время прогулки. «Ах, вы, мои кровиночки!» — комариха с нежностью поцеловала вновь обретённую тучку, правда, непонятно куда — в попку или в лобик (да в такой момент это было и неважно!) — и только тогда заметила на комаришках повязки.

— Как хорошо, что они всегда держатся одной тучкой! — похвалила сорванцов бабушка Луманау, — Этой ужасной Осе пришлось напасть на всю их тучку разом…

— …и она удрала от страха!!! — в восторге пропищала тучка и подскочила с палубы высоко в небо.

Вцепившись в куцый хвостик родной тучки, мама-комариха на лету прокричала  бабушке БОЛЬШОЕ СПАСИБО! и порулила домой, в Синюхину заводь. По дороге комаришки вырвались из лапок родительницы и понеслись к заводи впереди комарихи.

Ещё какое-то время до бабушки доносилась их песенка маленьких разбойников:

— В любую бурю и грозу

Мы всех – пи-пи! Мы всех – зу-зу!

Пи-пи – пиратский наш отряд

Зу-зу – ужалит всех подряд!

— Очень похоже на марш нашей Лихой эскадрильи! — отметила про себя бабушка Луманау и присела на палубу: на Море стоял полный штиль.
— Буду высматривать облачка, — решила мореплавательница.

И вот маленькое белое облачко появилось на горизонте.

— Ура! — обрадовалась бабушка, — Скоро поднимется ветер и надует парус! — облачко подлетело близко, и бабушка сердито спросила у него:

— Сколько можно было тебя ждать?

— Ты меня ждала? — удивилось облачко и подлетело к бабушкиному носу.

Бабушка разглядела головку с усиками, пузико, лапки и крылышки. И поняла, что вообще-то это не облачко, а бабочка – Белянка.

«Пора всё-таки носить очки, надоели пятнышки и облачка», — подумала бабушка, а сама сказала бабочке:

— Конечно, милая бабочка, я вас ждала! Ветра — нет как нет! Корабль стоит! А я не знаю, куда плыть. Может быть, вы знаете?

Белянка взглянула на бабушкины крылышки – красные, в черных горошках, заметила малюсенькую золотую корону на бабушкиной голове и вежливо поинтересовалась:

— Вы, случайно, не королева Боко?

— Да, я — это она, — скромно ответила божья коровка, — Но, вообще-то, все называют меня бабушкой Луманау. А вас как зовут, милая бабочка?

— Меня зовут Бусинка, Ваше Вели… — бабушка поморщилась, и бабочка тут же исправилась: … бабушка Луманау! А королевство Боко, — бабочка вытянула усики-антенки вперёд, — во-о-он там виднеется! Стоит вам взлететь…

— Ах, мне — никак, ну просто — никак! — нельзя взлететь! Этот корабль — один-единственный во флоте Боко, и я, его капитан, не могу его покинуть! Королевство Боко – там? – бабушка Луманау изо всех сил всмотрелась в туманные морские дали, ничего не увидела, и тут её осенило:

 — В таком случае, ваше царство бабочек – у меня за спиной? — Не дожидаясь ответа, бабушка оглянулась: корабль покачивался на волнах прямо перед царством БЕКОБАБ! БЕсчисленное КОличество БАБочек вспорхнуло с берега и приветственно затрепетало крылышками над корабликом. Кораблик тронулся с места и уткнулся носом в прибрежный песок царства Бекобаб.

— Ого-го-го! — навстречу кораблю из Василькового Дворца с весёлым гиком выскочил царь Махаон!

Добрейший правитель, пыхтя и раздувая щеки, брюшком прокладывал себе дорогу через толпу бабочек. В небе над царём Махаоном, раскрыв узорчатые крылья, парила юная бабочка-махаон неописуемой красоты.

— Кто это? – спросила восхищённая бабушка Бусинку.

— Это — наша царевна Маха, — ответила Бусинка и удивилась, — Вы что — не узнали её?

— Когда мы виделись в последний раз, — усмехнулась бабушка, — она ползала по дворцу крошечной гусеничкой.

Царь Махаон вскарабкался на палубу корабля, и бабушка Луманау утонула в крепких царских объятиях.

— Как чудесно, дорогая Луманау! – пророкотал Махаон густым басом, — Сейчас мы устроим пир на весь мир в вашу и в нашу честь! Эй, жители Бекобабского царства! Тащите сюда всё самое вкусное! Ох, и разгуляемся! Ура!

— Ура, дорогой Махаон! – бабушка Луманау засмеялась от радости, — Пир на весь мир мы, конечно, устроим, но завтра! И не в вашем, а в нашем королевстве! Потому что у меня завтра — День Рождения, я отправила вам приглашения!

— Мы почему-то до сих пор их не получили! – недоумевая, пожал плечами царь.

— Не беда! Сейчас полУчите: приглашаю вас всех прибыть ко мне завтра на Большую поляну! Чем раньше, тем веселее!

— Ура! – закричали все бабочки и мотыльки, бабочка Бусинка — тоже, и в один миг разлетелись по домам — готовиться к празднику.

Тем временем бабушка всё никак не могла налюбоваться на царевну:

— Завтра обязательно с дочкой пожалуйте, дорогой Махаон! Все должны порадоваться такой красоте! – и спросила у Махи, — Ты помнишь меня, дорогая?

— Конечно, помню! – Маха наклонилась и чмокнула бабушку в щеку, — Помню и тебя, бабушка, и дедушку Лупирада!

Бабушка обняла Маху, хотела погладить царевну по голове, но не дотянулась даже до бабочкиного плечика и засмеялась:

— Надо же, как выросла! Совсем взрослая бабочка!

— У неё жених даже имеется! – недовольно сообщил царь Махаон.

— Князь Шелкопряд из Соснового бора! — похвасталась бабушке Маха.

— Вон он, глядите на него! — царь с кислой миной кивнул в сторону берега, — Бродит туда-сюда, ждёт, когда мы его позовём.

— Ну, так и давайте позовём его, дорогой Махаон! – предложила бабушка.

— А неохота! – нахмурился царь, — Мне-то он совсем не нравится! Если бы не Маха, я б ему давно отказал.

— А что — Маха? – спросила бабушка.

— Я влюбилась! – пояснила царевна. — Мы с Шелкопрядом дружим с детства. Он — такой милый! Всегда помогает мне грызть васильковые леденцы!

Бабушка повнимательней пригляделась к жениху: — На мой взгляд, он слишком лохматый какой-то!

— Пусть лохматый! Всё равно – я влюбилась! – надула губки царевна Маха.

— Конечно-обязательно! – торопливо успокоила Маху бабушка, а сама поинтересовалась у Махаона, — А другие-то женихи к вам сватаются?

— Да привязался тут ещё один, — с досадой ответил Махаон, — Подарки присылает каждый день. Принц Оса!

— Принц Оса … — эхом повторила бабушка Луманау и собралась было порасспросить царя Махаона про принца-жениха, да порассказать про съеденные мушиные домики и покусанных комаришек, но тут услышала от Махаона:

— Завалил нас подарками! А что толку? Царевне-то он всё равно не нравится! — «Раз он царевне не нравится — то и не к спеху, потолкуем с Махаоном завтра, с глазу на глаз, без Махи,» — решила бабушка и смолчала.

— Вы бы слышали, бабушка, как он жужжжжжжит! Просто ужжжжжас! – передразнила Маха неведомого жжжжениха и рассмеялась.

— Зато телескоп мне подарил! – похвалился царь Махаон, — Вон стоит – какой огромный! Звезды по ночам разглядываю! – царь показал на большущую серую трубу на подставке, стоявшую на песке недалеко от корабля.

— Ой! Можно мне посмотреть? — бабушка никогда в жизни не видела такую большую подзорную трубу.

— Конечно, смотрите! – великодушно разрешил Махаон, — Плохо только, что днём в него звезды не видны, — пожалел царь.

– Ничего страшного! – воскликнула бабушка, — Я вместо звёзд ещё что-нибудь разгляжу! – королева Боко, забыв про единственный корабль своего флота, проворно слетела к телескопу: — Я вижу наш берег и дедушку Лупирада! — Бабушка закричала в телескоп: — Эй! Дедушка! Посмотри на меня!

Но дедушка не слышал бабушку, он метался по берегу королевства Боко, а к нему со всех сторон слетались божьи коровки. Бабушка узнала их:

— Это наши Бесшабашные бокашки!

Теперь уж царь Махаон осторожно потеснил бабушку в сторону:

— Позвольте и мне, бабушка, поглядеть на Лихую Эскадрилью! — да так и прилип к трубе.

— Что это за Лихая эскадрилья? — спросила Маха.

Царь Махаон, не отрываясь от телескопа, с восторгом объяснил:

— Это — храбрейшие бокашки королевства БОКО! Они нас от долгоносиков спасли, когда ты, Маха, была ещё куколкой!

— А командует ими дедушка Лупирад, — скромно добавила бабушка, и подумала вслух, — Интересно, кого они на этот раз собираются спасать?

— Сдаётся мне, что спасать они собираются Ваше величество! — заявил царь.

— Меня?! – удивилась бабушка.

— Ну да! – закивал царь Махаон, всматриваясь в телескоп, — Вон, глядите, дедушка Лупирад машет лапками в сторону Моря и что-то кричит Бесшабашным пилотам.

— Ой! Я, наверно, сильно задержалась! И мне пора домой! – Одним взмахом крыльев бабушка вернулась на палубу единственного корабля королевского флота Боко. Дунул южный ветерок, и кораблик отчалил.

— До завтра! – бабушка послала бабочкам воздушный поцелуй.

— Обязательно будем! – сквозь шум волн донеслось с берега.

Кораблик летел по волнам. Бабушка устроилась на корме, свесив лапки в воду, и болтала ими в свое удовольствие.

Вскоре над морем разнеслась удалая песня Лихой эскадрильи:

— В любую бурю и грозу

Мы всех жу-жу! Мы всех зу-зу!

Мы всех отыщем, всех спасём!

Неважно — ночью или днём —

Крылом в горошек вам махнёт

И смело ринется в полёт

Лихая эскадрилья!

Жужу-жужу! жужу-жужу!

Жужжат лихие крылья!

Жужу-жужу! жужу-жужу!

Жужжат лихие крылья!

Повторив на разные голоса припев:

— Ух да! Ух да!

Не печальтесь никогда! —

Бесшабашные зависли в воздухе над кораблем:

— Дорогая бабуся! Командир Лупирад поручил нам отыскать тебя и корабль! Задание выполнено! Ждём следующих указаний!

— В царстве бабочек почему-то не получили мои приглашения на день рожденья! — сообщила им бабушка, — Видно, с почтовым комариком что-то случилось!

Бесшабашные тут же вспомнили:

— Неподалёку отсюда мы видели Фросю!

Фросей звалась огромная лягуха, которая проживала на подступах к королевствам Боко и Коку. Несмотря на бесконечные обещания бабушке Луманау и королю Кокобылису, Фрося, время от времени, нарушала условия перемирия и лакомилась почтовыми комариками.

— Бедный почтовый комарик! Гадкая Фрося! – горестно воскликнула бабушка, и горючая слезинка скатилась по её щеке. Промокнув её паутинкой-парусом-сетью-платочком, она попросила Бесшабашных:

— Слетайте, пожалуйста, ко всем гостям по очереди и пригласите их на мой день рожденья! А я доплыву до дома сама! Ветерок мне славно помогает!

Лихая эскадрилья в тот же миг взяла курс на княжество Ули-Слизи, а бабушка быстро добралась до родного берега.

По прибытии она попала в двадцатичетырехлапочные объятия дедушки Лупирада и внуков, которые за время её путешествия всё-таки успели по ней соскучиться!

Вечером за ужином бабушка Луманау рассказала дедушке Лупираду всё, что узнала об осах. Главный командир внимательно выслушал королеву и немедленно отправил Лихую эскадрилью на ночное дежурство над Морем.